Отец советского востоковедения: Бободжан Гафуров и расцвет ИВ РАН

Бободжан Гафуров – величайший ученый-востоковед, который вывел советскую науку на новый уровень и изменил представление мирового сообщества о Таджикистане и о таджиках
ДУШАНБЕ, 10 сен – Sputnik. Его имя слышал каждый, кто хоть немного знаком с Таджикистаном и его историей. В какой-то степени этот человек стал символом целой эпохи. Таков Бободжан Гафуров – ученый, политический деятель и достойный представитель таджикского народа.

Гафуров наиболее известен в России как директор Института востоковедения РАН – крупнейшего в СССР центра, изучающего страны и народы Азии и Северной Африки. Вклад ученого в развитие института был неоценимым.
Расцвет ИВ РАН при Гафурове
Востоковедение всегда было отраслью государственной важности, поэтому руководителем Института народов Азии, переведенного в 1950 году из Ленинграда в Москву, мог стать лишь утвержденный верхушкой КПСС кандидат.
К середине 1950-х стало заметно, что научный центр был крайне слабым. Академик Рыбаков вспоминает, что даже в народе тогда часто говорили: “Восток пробудился, только Институт востоковедения так и не отошел ото сна”.
Сам Гафуров, занимавший тогда пост председателя ЦК компартии Таджикистана, не раз подвергал критике низкий уровень знаний языков и истории своих стран специалистов.
Советское востоковедение нужно было заново перестраивать. Поэтому, приняв руководство институтом, Гафуров знал, с чего начать, и принялся за дело с невиданным энтузиазмом и размахом.
Не успел пройти год с момента его назначения на должность директора, как по его инициативе в Ташкенте была проведена первая Всесоюзная конференция востоковедов СССР, ознаменовавшая начало обмена достижениями между научными центрами Союза.
В течение первого же “гафуровского” года число сотрудников института выросло со 185 до 338 человек.
Параллельно с этим росла и финансовая поддержка со стороны государства. Бободжан Гафуров добился дополнительных “инъекций”, благодаря которым научные работники получили возможность регулярно ездить в командировки и экспедиции.
В том же 1957-м при Гафурове было основано Издательство восточной литературы, где печатались рукописи российских ученых, переводы и оригиналы исторических и литературных источников.
На сегодняшний день издательство выпустило более 8 тысяч книг по разным отраслям азиатских и африканских исследований. Книги знаменитого “Востлита” и сегодня пользуются авторитетом среди востоковедов.
Достижение Гафурова заключалось не только в усилении научной базы. Приезжающие с визитом в СССР первые лица стран Азии и Африки обязательно посещали институт и вели переговоры о науке и не только.
Гафуров оставался на руководящей должности рекордные 21 год, вплоть до своей смерти в 1977-м. Многие ученые отмечают, что именно при нем произошел небывалый подъем учреждения.
“Директорство Гафурова – лучший период в жизни института”, – вспоминает известный японист-филолог Владимир Михайлович Алпатов.
В том же 1957-м при Гафурове было основано Издательство восточной литературы, где печатались рукописи российских ученых, переводы и оригиналы исторических и литературных источников.
На сегодняшний день издательство выпустило более 8 тысяч книг по разным отраслям азиатских и африканских исследований. Книги знаменитого “Востлита” и сегодня пользуются авторитетом среди востоковедов.
Достижение Гафурова заключалось не только в усилении научной базы. Приезжающие с визитом в СССР первые лица стран Азии и Африки обязательно посещали институт и вели переговоры о науке и не только.
Гафуров оставался на руководящей должности рекордные 21 год, вплоть до своей смерти в 1977-м. Многие ученые отмечают, что именно при нем произошел небывалый подъем учреждения.
“Директорство Гафурова – лучший период в жизни института”, – вспоминает известный японист-филолог Владимир Михайлович Алпатов.
Например, Гафуров одним из первых увеличил количество сотрудников института из числа ученых, пострадавших во времена сталинских репрессий и реабилитированных после XX съезда партии.
Так, в 1956-м в ИВ АН СССР был принят на работу востоковед-фронтовик Ю. В. Ганковский, арестованный в 1947 году. Тогда же работать вернулся репрессированный в 1935-м индолог Ростислав Ульяновский.
Доцент кафедры стран Центральной Азии и Кавказа ИСАА МГУ Наргис Нурулла-Ходжаева рассказала Sputnik Таджикистан, что Бободжан Гафуров оказал помощь ее дедушке, великому композитору Зиядулло Шахиди.
По словам внучки Шахиди, молодой композитор, поступив в Московскую консерваторию, испытывал финансовые трудности, так как на тот момент у него уже была семья и трое детей.
Академик Гафуров, будучи знакомым с ситуацией Шахиди, предложил ему пойти параллельно с учебой на госслужбу, пообещав оказать поддержку.
“Зиядулло Шахиди стал получать жалование, которого хватило, чтобы содержать и себя, и всю семью на время обучения. Так что можно утверждать, что Бободжан Гафуров, помогая дедушке успешно обучаться в Консерватории, косвенно оказал содействие в создании первой таджикской симфонической оперы”, – поделилась Нурулла-Ходжаева.
Академик Гафуров и ислам
Будучи коммунистом и видным партийным деятелем, Гафуров в 1974 году совершил хадж в Мекку, воспользовавшись приглашением короля Саудовской Аравии Фейсала.
Среди исследователей жизни ученого до сих пор нет единства по поводу мотивов и целей поездки. Официальная версия гласит, что таким образом Гафуров исполнял долг перед КПСС и страной, налаживая отношения с набирающей политический вес Саудовской Аравией.
Действительно, видный партийный деятель, до войны работавший главным редактором газеты “Безбожник Таджикистана”, использовал возможность отправиться в Мекку в качестве показательного шага к диалогу.
Знакомые и соотечественники же, напротив, уверены, что данный поступок Гафурова был символичным завершением его духовного жизненного пути. Он с юношества занимался историей ислама и еще в 1944-м защитил кандидатскую диссертацию об исмаилизме.
Известный востоковед Игорь Михайлович Дьяконов в “Книге воспоминаний” приводит слова Гафурова, сказанные им по возвращении в Москву:
“Что я был первым секретарем ЦК компартии Таджикистана – это чепуха. Что я был членом ЦК КПСС – чепуха. Что я был академиком – это тоже чепуха. А вот что я хаджи – это в моем кишлаке оценят”.
“Гафуроведение”
Бободжана Гафурова не стало 12 июля 1977 года в Душанбе. Там же он был и похоронен.
Память о Гафурове до сих пор хранят в стенах ИВ РАН. При входе в дирекцию на стене висит его тканый портрет, словно напоминание о продолжительном и в то же время стремительном периоде его руководства.
В родном Таджикистане имя Бободжана Гафурова носят район, город в Ленинабадской области, бывший Советабад, а также Худжандский университет. Многие улицы и проспекты названы в его честь. Изображен ученый и на банкноте в 50 сомони.
В 1998-м был открыт Республиканский музей имени Бободжана Гафурова, при котором действует центр “гафуроведения”. Сотрудники музея собирают архивные данные об ученом, а также изучают огромное наследие, которое он оставил после себя.
За неоценимый вклад в изучение и развитие Таджикистана Гафуров посмертно был удостоен звания “Герой Таджикистана”.
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон говорил: “Он поистине был государственным деятелем с академическим кругозором и академиком с государственным мышлением. Более того, вся его жизнь являет собой пример преданного и самоотверженного служения интересам науки, своего народа и Отечества”.